Мой город
Ваш город - ?
Нет, изменить
  • Россия
  • Казахстан
  • Адыгея
  • Алтайский край
  • Амурская обл.
  • Архангельская обл.
  • Астраханская обл.
  • Башкортостан (Башкирия)
  • Белгородская обл.
  • Брянская обл.
  • Бурятия
  • Владимирская обл.
  • Волгоградская обл.
  • Вологодская обл.
  • Воронежская обл.
  • Дагестан
  • Еврейская обл.
  • Ивановская обл.
  • Иркутская обл.
  • Кабардино-Балкария
  • Калининградская обл.
  • Калмыкия
  • Калужская обл.
  • Камчатская обл.
  • Карелия
  • Кемеровская обл.
  • Кировская обл.
  • Коми
  • Костромская обл.
  • Краснодарский край
  • Красноярский край
  • Курганская обл.
  • Курская обл.
  • Липецкая обл.
  • Магаданская обл.
  • Марий Эл
  • Мордовия
  • Москва и Московская обл.
  • Мурманская обл.
  • Нижегородская (Горьковская)
  • Новгородская обл.
  • Новосибирская обл.
  • Омская обл.
  • Оренбургская обл.
  • Орловская обл.
  • Пензенская обл.
  • Пермская обл.
  • Приморский край
  • Псковская обл.
  • Ростовская обл.
  • Рязанская обл.
  • Самарская обл.
  • Санкт-Петербург и область
  • Саратовская обл.
  • Саха (Якутия)
  • Сахалин
  • Свердловская обл.
  • Северная Осетия
  • Смоленская обл.
  • Ставропольский край
  • Тамбовская обл.
  • Татарстан
  • Тверская обл.
  • Томская обл.
  • Тува (Тувинская Респ.)
  • Тульская обл.
  • Тюменская обл.
  • Удмуртия
  • Ульяновская обл.
  • Уральская обл.
  • Хабаровский край
  • Хакасия
  • Ханты-Мансийский АО
  • Челябинская обл.
  • Чечено-Ингушетия
  • Читинская обл.
  • Чувашия
  • Чукотский АО
  • Ямало-Ненецкий АО
  • Ярославская обл.
  • Акмолинская обл.
  • Актюбинская обл.
  • Алма-Атинская обл.
  • Восточно-Казахстанская обл.
  • Гурьевская обл.
  • Джамбулская обл.
  • Джезказганская обл.
  • Западно-Казахстанская обл.
  • Казахстан
  • Карагандинская обл.
  • Кзыл-Ординская обл.
  • Кокчетавская обл.
  • Кустанайская обл.
  • Мангышлакская обл.
  • Павлодарская обл.
  • Северо-Казахстанская обл.
  • Семипалатинская обл.
  • Талды-Курганская обл.
  • Тургайская обл.
  • Целиноградская обл.
  • Чимкентская обл.
    другой регион
    8 (495) 215-07-78 8 (800) 5000—987

    Аурангабад

    Общие сведения

    Легко понять, почему многие путешественники считают Аурангабад не более чем удобным, но не представляющим особенного интереса, перевалочным пунктом на пути в Эллору или Аджанту. Первое впечатление, похоже, подтверждает его репутацию индустриального мегаполиса: широкие улицы, быстрое движение, уродливые городские строения и зияющие дыры городских пустырей, сливающиеся с безликим железобетонным предместьем. Тем не менее, достаточно сделать небольшое усилие и архитектурные недостатки крупнейшего города северной Махараштры будут компенсированы. Разбросанные вокруг неопределенных внешних границ города, обветшавшие остатки укреплений, ворот, куполов и минаретов, включая то, что осталось от самого величественного мемориального парка Моголов в Западной Индии -- Биби-Ка-Макбара, свидетельствуют о выдающемся имперском прошлом. Масса небольших, но восхитительных скальных буддийских пещер, теснящихся вдоль склонов П-образных холмов являются реликтами еще более далекого прошлого.

    Город, названный первоначально Кхадке (Khadke), или “Большой камень”, был основан в начале 16 в. Маликом Амбером (Malik Amber), бывшим абиссинским рабом и первым министром независимого мусульманского царства Низам Шахи (Nizam Shahis), базировавшегося в Ахмаднагаре (Ahmadagar), в 112-ти км в юго-западном направлении. Это место было удачным для периферийной столицы: на берегах реки Кхам (River Kham), в широкой долине, отделяющей хребет Сахьядри (Sahyadri) на севере от Сатхара (Satharas) на юге, на перекрестке главных торговых путей региона. Множество мечетей и дворцов, воздвигнутых Маликом Амбером, сохранились до наших дней, правда, в руинах.

    В 1629 г. грозная армия Шах Джахана промчалась по Деканскому плато на юг, чтобы возвестить о начале Могольского правления. Аурангабад, как и Фатехнагар (Fatehnagar), стал центром для проведения операций во время длительных военных кампаний. К концу 17 в., когда Аурангзеб прибыл туда из Дели, чтобы держать под контролем процесс подчинения врагов, причинявших ему беспокойство в этом регионе, город занял доминирующее положение. По его приказу в 1686 г. были воздвигнуты впечатляющие своей мощью городские стены и ворота, призванные защитить город от постоянных набегов маратхов, участившихся в последние годы его жизни. После смерти Аурангзеба в 1707 г. город был переименован в его честь, но вскоре снова перешел в другие руки. Новым правителям — Низаму из Хайдерабада и его потомкам как-то удавалось оттеснять маратхов в течение 250 лет, пока город наконец не вошел в 1956 г. в состав штата Махараштра.

    Сегодня Аурангабад является одним из самых быстро растущих торговых и индустриальных центров, производящих широкий ассортимент продукции: от фармацевтических препаратов до авторикш для ненасытного рынка Мумбаи. Это оживленное место со множеством интересных магазинов в старом городе, ресторанов и баров, но вместе с тем достаточно спокойное, несмотря на потенциально взрывоопасное сочетание местного совета, управляемого крайне правой индуистской партией Шив Сена, с довольно значительным мусульманским меньшинством. Однодневные прогулки по окрестностям Аурангабада включают посещение величественной крепости Даулатабад, настоящего заповедника тайных ходов и прекрасного образца стратегической архитектуры, бывшего в течение краткого периода в 14 в. столицей Могольской Индии. Чуть дальше вдоль дороги, ведущей в Эллору, расположена мусульманская деревушка Кхулдабад, где под ковром из лепестков роз покоится гробница императора Аурангзеба, а в близлежащем внутреннем дворе потрепанный занавес скрывает сундук, содержащий священное “Платье Пророка”.

    Город

    Промышленные магнаты и пятизвездные гостиницы вполне могли бы вытеснить Могольских императоров с их дворцами, однако Аурангабад во многом сохранил свою мусульманскую атмосферу. Отправляйтесь в мусульманский квартал вокруг Сити Чоук (City Chowk) и вы увидите женщин, одетых в длинные черные бурки, а также мечети, которые продолжают притягивать огромные толпы верующих по пятницам. Старый город, обнесенный Маликом Амбером в 16 в. крепостной стеной, все еще образует ядро обширного базара. Лучше всего подойти к нему со стороны Сквера Гулманди (Gulmandi Square) на юге, пройдя вдоль улочек с живописными магазинами и ларьками. Базару несколько недостает интенсивности базарной жизни, которая характерна для других индийских городов, но на нем царит приятная деловая атмосфера, и вам не докучают слишком настойчивые торговцы.

    Продолжайте идти на север и вы выйдете на беспокойную транспортную магистраль, Гхати Роуд (Ghati Road). В небольшой задней комнате за магазином на Гхати Роуд (другой вход со стороны Сарафа Роуд, Sarafa Road) находится Музей Пурвар (Purwar Museum; работает ежедневно с 10.00—13.00 и 15.00—18.00 часов, вход свободный). Расположенная в прекрасном старом хавели эта впечатляющая частная коллекция древностей может похвастаться Кораном 17 в., расписанным рукой самого Аурангзеба, прекрасной бронзой, и множеством других удивительных вещей, собранных вышедшим на пенсию доктором. Вам нужно найти указатель над дверью и попросить в соседнем магазине изделий местных промыслов чтобы вас впустили внутрь.

    Ничем не примечательная мечеть Шах Гандж Масджид (Shah Ganj Masjid), возвышающаяся над главной площадью прямо на востоке Сити Чоук, окружена с трех сторон маленькими магазинчиками и перегруженной кольцевой транспортной развязкой, являющейся одновременно и скаковым путем. Желающие познакомиться с другими следами былой славы Моголов в Аурангабаде, должны увидеть самую большую в городе и самую впечатляющую мечеть Джами Масджид (Jami Masjid), 1 км на северо-запад от мечети Шах Гандж Масджид. Здание, которое предстанет вашему взору, значительно старше, чем может показаться, если судить о его возрасте по покрывающей его бледно-пурпурной краске; его многочисленные постройки начали возводиться Маликом Амбером в 1612 г., а затем дополнялись веком позже при Аурангзебе. На востоке от мечети лежат руины бывшего имперского военного штаба Аурангзеба Кила Арак (Kila Arak). Когда-то это был комплекс дворцов, арок, водоемов и садов, служивших резиденцией трем принцам и тысяче людей из их свиты.

    Наконец, каждый вторник на западе от автобусной станции, через реку Кхам работает рынок. Крестьяне на повозках, запряженных быками, прибывают в большом количестве из близлежащих деревень, женщины -- чтобы раскладывать на прилавках привлекательные овощи и специи, мужчины -- чтобы стоять вокруг в своих лучших дхоти и кепках Неру, пока на аукционе не проведут перед покупателями всех козлов и быков с блестящей от чистоты кожей. Рынок достигает своего пика к полудню и заканчивается к 17.00 часам.

    Даргах (Dargah) и Панчакки (Panchakki)

    На левом берегу реки Кхам, на Панчакки Роуд (Panchakki Road), находится Даргах, примыкающий к мечети Баба Шах Музаффар (Baba Shah Muzaffar), религиозный комплекс, воздвигнутый Аурангзебом в честь его духовного наставника, мистика из секты Чисти. Главным предметом интереса является не столько сама мечеть, и даже не скромное захронение и декоративные сады в непосредственной близости от него, сколько необычная водяная мельница, известная как Панчакки. Вода закачивается из подземных резервуаров под холмами в 6 км от этого места и собирается в водоем, поныне заполненный крупной рыбой, называемой кхол (khol); вытекая оттуда, вода приводит в движение небольшой жернов, которым когда-то мололи муку для нужд медресе, теологического учебного заведения, находящегося рядом. Прямо под водоемом для рыбы, прикрытый за стеной на уровне земли рекой, находится обширный зал для собраний, поддерживаемый четырьмя рядами огромных колонн. Весь этот комплекс сведетельствует о высоком для своего времени уровне инженерной мысли, хотя туристы из мест с влажным климатом могут относиться к чарам Панчакки куда с меньшим энтузиазмом, чем местные жители, озабоченные проблемами орошения. Как бы то ни было, комплекс с водоемом и близлежащий мемориал Биби-Ка-Макбара представляют собой живописные и прятные для посещения места, особенно если побродить там ранним вечером, когда работают многочисленные чайные лавки (chai shops), художники, изготавливающие мехенди (mehendi: ручная раскраска хной) и сувенирные лавки.

    Если бы он не был столь откровенной имитацией Тадж Махала, аурангабадский многократно опороченный мемориальный парк эпохи Моголов привлекал бы к себе больше восхищенного внимания. Вместо того чтобы быть самым впечатляющим исламским памятником Индии, Биби-Ка-Макбара (работает ежедневно с 8.00 утра до захода солнца, входная плата эквивалентна 5 долларам США) обычно считают безнадежной “посредственностью”.

    Мавзолей, законченный к 1678 г., был посвящен принцем Азам Шахом (Azam Shah) памяти его матери Рабия Даурани (Begum Rabi’a Daurani), жене Аурангзеба. Он был замыслен как соперник Тадж Махала, но недостаток средств на строительство, длившееся 25 лет, повлиял на результат, который не оправдал ожиданий. Вход в комплекс осуществляется через латунную инкрустированную дверь, украшенную сложным геометрическим узором, о котором говорят, что он имеет персидское происхождение. Надписи по его краям содержат имя изготовителя, год установления и имя главного архитектора Ата Уллаха (Ata Ullah). Глядя на мавзолей со стороны декоративных парков и множества фонтанов у его входа, вы поймете, почему комментаторы были настроены столь критически. Усеченный минарет и невыигрышная входная арка способствуют тому, что Биби-Ка-Макбара кажется приземистым и непропорциональным по сравнению с элегантной высотой и симметрией Таджа. Неблагоприятному впечатлению немало способствует и резкий обрыв мраморного покрытия на уровне двух метров от здания, что объяснялось попыткой удешевить строительство.

    Из двух входов к главному захронению один обеспечивает выход на внутренний балкон, тогда как второй ведет через другую красивую дверь к самому куполу (после того, как один студент спрыгнул с минарета, вход туда закрыт). Не забудьте снять обувь на ступенях. Внутри мавзолея решетка из белого мрамора в форме восьмигранника окружает постамент, на котором покоится гробница Рабии Даурани. Как и гробница ее мужа, ее гробница “открыта” в знак смирения. Анонимная гробница рядом с ней считается захронением няни императрицы. Каждое утро лучи солнца, проникающие через покатое окно в задней стене, освещают гробницу в течение трех минут.

    Пещеры

    Высеченные прямо в крутом отроге горной гряды Сахьядри (Sayadri Range) и возвышающиеся над Биби-Ка-Макбарой, пещеры Аурангадбада (открыты для посещения со вт по сб с 8.30 по 17.00 часов; входная плата эквивалентна 5 долларам США) не могут идти ни в какое сравнение с пещерами Эллоры или Аджанты, но их прекрасные скульптурные изображения являются достойным введением в скальную архитектуру. Вдобавок, этот тихий уголок, не так часто посещаемый туристами, приятен и сам по себе с открывающимися с него прекрасными видами на город и окружающую сельскую местность.

    Сами пещеры (все они буддийские), образуют две группы: восточную и западную, пронумерованные с 1 до 9. Большинство из них были созданы между 4 и 8 в. н. э. при покровительстве двух следующих друг за другом династий: Вакатков (Vakatka), правивших из Назика западным Деканом, и Чалукьев (Chalukya), могущественной семьи из Мизора, пришедшей к власти в 6 в. Все пещеры, за исключением более древней (номер 4), являющейся храмовым залом-молельней — чайтья, представляют собой вихары (монастыри), принадлежащие махаянским школам буддизма.

    Если вы не на велосипеде, наилучшим способом добраться до пещер явлются авторикши или такси; вам необходимо оплатить время ожидания, или же обратный путь. Вы можете также спуститься пешком к Биби-Ка-Макбаре и вернуться в город на автоскутере.

    Западная группа

    До западной и самой старой группы пещер можно подняться по длинному лестничному маршу, начинающемуся слева от основной дороги. Первая пещера, представляющая интерес, -- Пещера 2 – является вихарой 6 в. с верандой, поддерживаемой колоннами и дверным пролетом, по обе стороны которого располагаются фигуры бодхисаттвы. Небольшое святилище с изображением сидящего Будды, размещенное внутри нее, окружено необычным проходом.Пещера 3 – это замечательно проработанная в камне вихара 7 в. Самые четкие ее фризы, изображающие сцены из жизней Будды, украшают каменные “балки” над столбами в главном покое.

    Пещера 4, самая старая в Аурангабаде, может быть датирована 1 в. н.э., — это единственная пещера ранней и более строгой архитектуры, характерной для буддийских школ тхеравады. В отличие от своих соседок эта пещера представляет собой прямоугольный храм-молельню — чайтья, в центр которого помещена монолитная каменная ступа. Потолок выдержан в стиле сводчатых перекрытий, который, как полагают специалисты, был подражанием более ранним, стоящим без поддержки деревянным постройкам.

    Восточная группа

    Если у вас есть время посетить только одну группу пещер, то ею должна быть восточная, на 1 км. дальше вдоль склона. В Пещере 6 есть мастерски вырезанные бодхисатвы, а на потолке паперти можно увидеть следы росписи, но скульптуры Пещеры 7 являются настоящим “гвоздем” программы. Ее веранда с обеих сторон поддерживается колоннами-святилищами с скульптурными изображениями держащего лотос Падмапани и Шакьямуни, по обе стороны от которых располагаются шесть богинь; по правую сторону стоят круглолицый Панчика (хранитель земных сокровищ) и Харити (богиня процветания). На панели слева от дверного прохода изображен бодхисаттва Авалокитешвара (божество милосердия), окруженный шестью смертельными страхами: огнем, мечом, цепями (закабалением), караблекрушением, львами, змеями, бешеными слонами и демоном смерти. Рядом две Тары, пышногрудые женские фигуры, свидетельствующие о возрастающей идее женской творческой энергии — культом шакти, характерным для позднего периода развития буддизма. Налево от проповедующего Будды в святилище находится самая знаменитая в Аурангабаде панель: фриз, изображающий танцора в классической позе, в окружении женщин-музыкантов.

    Небольшая непронумерованная пещера рядом с Пещерой 6 с момента ее открытия в 1961 г. озадачивает археологов. Необычно то, что центральным божеством является здесь индуистский бог Ганеша, хотя на стене справа от него изображен Будда, что свидетельствует о тесном переплетении в 8 в. буддизма и брахманизма.

    Даулатабад (Деогири)

    На северо-запад от Аурангабада главная дорога на Эллору проходит через плодородные Деканские сельскохозяйственные угодья. Монотонность пейзажа изредка скрадывается то деревушкой с домами из красного кирпича, то мусульманским надгробием, тихо осыпающемся на тенистой вечнозеленой поляне. На горизонте этой безмятежной и плодородной сельской местности неясно вырисовывается застывший профиль одной из самых величественных крепостей Индии. Вторгавшиеся в страну армии должно резко останавливались, столкнувшись с Даулатабадом (Daulatabad), в 13 км северо-западнее Аурангабада. Наводящая страх цитадель, выстроенная на вершине холма, венчает массивный конус из обнаженных вулканических пород, стороны которого подпираются гладкими 60-метровыми гранитными стенами. Угрожающее впечатление от крепости усиливается стройным победным минаретом, возвышающимся над руинами города, который когда-то раскинулся у ее оснований, как розовый палец перед лицом приближающегося врага. Даже если Даулатабат представлял бы интерес лишь из-за прекрасного вида, открывающегося с его вершины, это все равно превосходный повод, чтобы сделать на пути в пещеры Эллоры, которые находятся в 17-ти км северо-западнее, (или обратно).

    Если не считать паломничеств на Деогири (Deogiri — “Гору богов”), область обитания буддийских и джайнских отшельников с незапамятных времен, это место было известно также тем, что служило бастионом и столицей конфедерации племен. Ядавы отвечали за соскабливание зубчатых нижних склонов горы, чтобы превратить их в вертикальный скальный фундамент, а также за крепостной ров пятнадцатиметровой глубины, который до сих пор огибает верхнюю часть цитадели. Их процветание в конечном счете возбудило интерес жадных Делийских султанов, которые в 1294 г. штурмовали крепость и унесли с собой выкуп, состоящий из золота, серебра и драгоценных камней.

    Мусульманская окупация Деогири началась с предвестия — прибытия в 1327 г. султана Гхияс-уд-дин Туглука. Убежденный, что крепость была бы идеальной базой для проведения военных действий в южных направлениях, султан предписал своему двору переселиться сюда из Туглукабада, “третьего города” после Дели (). Эпический 1100-киломметровый переход стоил тысячи жизней, истощенные голодом и усталостью подданные султана падали как мухи на обочины дороги. Жизнь в новой столице, которую Туглук переименовал в Даулатабад, или “Обитель удачи”, была не намного лучше. Через семнадцать лет засуха, голод и растущая угроза полномасштабного могольского вторжения со стороны его северных границ заставили правителя, обремененного слишком серьезными проблемами, признать свое поражение и вернуться в Туглукабад. Его дерзкий управляющий, Зафар Хан, воспользовался благоприятным моментом и в 1327 г. поднял восстание, увенчавшееся основанием династии Бахмани. После этого крепость попадала в подчинение разным правителям, включая правление могольского Шах Джахана в 1633 г., пока она не была окончательно захвачена маратхами в середине 18 в.

    Крепость

    Даулатабадская крепость-лабиринт (работает ежедневно с 6.00 до 18.00 часов, входная плата эквивалентна 5 долларам США) располагает таким множеством искуссных способов остановить нежелательных посетителей, что почти немыслимо, чтобы кто-то мог преодолеть замечательную систему внешней защиты и пробиться с боями в саму цитатель, карабкаясь вверх по 183-х метровым крепостным валам, пересекая крепостные рвы и темные проходы. Стиль самой крепости задается угрожающе торчащими из ее главных ворот острыми зубьями, которые делают их непроницаемыми для слонов. Внутри цитадели, в первом из нескольких закрытых со всех сторон и способных вызвать клаустрофобию двориков лежат в беспорядке три пушки (две персидские и одна голландская), напоминая о бомбах, которые сваливались на голову атакующих. Гордый Чандминар (Chandminar), или “Башня Победы”, расположенная чуть дальше, была скорее психологическим, чем военным средстством сдерживания. Возвышаясь над сердцем старого города, от которого в настоящее время сохранились лишь скудные остатки, величественный розовый минарет был воздвигнут Алауд-дин-Бахмани в честь завоевания крепости в 1435 г. Голубые и бирюзовые персидские изразцы, которые когда-то были наклеены на него, образуя сложный геометрический узор, исчезли.

    Джами Масджид (Jami Masjid), расположенная прямо напротив Чандминара, является старейшим исламским памятником цитадели. Построенная делийскими султанами в 1318 г., чтобы наказать индуистских властителей Деогири за их отказ платить ежегодную дань; эта хорошо сохранившаяся мечеть содержит 106 столбов, украденных в индуистских и джайнских храмах, которые когда-то стояли на этом месте. Мечеть, к печали местных мусульман, была недавно преобразована в индуистский храм Бхаратмата (Bharatmata). Рядом расположен большой, облицованный камнем Слоновий пруд (“Elephant”), бывший когда-то центральным элементом обширной системы водоснабжения крепости. По двум гигантским терракотовым трубам вода текла с холмов к знаменитым фруктовым садам и огородам Деогири.

    За открытой площадкой, окружающей башню, основная тропинка ведет через череду соединенных между собой бастионов, укрепленных стен, крепостных рвов и подъемных мостов к Чини Махалу (Chini Mahal), или “Китайскому дворцу”, где последний правитель Голконды (Galconda) Абдул Хасан Тана Шах (Abdul Hasan Tana Shah) в 1687 г. был заключен в тюрьму могольским императором Аурангзебом. Рассказывают, что через тринадцать лет истязаний Тана Шах попросил, чтобы ему дали горшок со свернувшимся молоком, опустошив который, он умер от того, что у него “взорвалась голова”. Его тело привязали к слону, который дотащил его до Раузы, где он и был похоронен. Впечатляющая пушка Кила Шикан (Kila Shikan, “Сокрушительница крепостей”), украшенная изображением барана и инкрустацией имени на персидском языке, покоится на каменном постаменте поблизости. С этого места и далее вперед неосторожного незванного гостя ждет множество жутких ловушек. Первая - это крепостной ров, населенный кровожадными крокодилами-людоедами, который необходимо пересечь, чтобы достичь основания цитадели, или Бала Кот (Bala Kot). Затем нападающие должны были пробраться через лабиринты черных как смоль проходов, вырезанных в каменном основании крепости. В какой-то момент эти проходы разветвлялись а потом вновь соединялись, чтобы в полной темноте хитростью заставлять вражеских солдат сражаться друг с другом. Если те выживали после таких схваток, то отравленные испарения из раскаленного железного покрытия, которое плотно покрывало единственный выход в подземный тунель, должны были бы прикончить их наверняка. Тела выбрасывались через наклонные проводящие каналы, чтобы прикармливать голодных крокодилов, нетерпеливо ожидающих свои жертвы внизу, в крепостном рву.

    В конце туннеля широкий пролет из каменных ступеней поднимался к привлекательному павильону с двенадцатью столбами. Этот павильон, называвшийсяБаради (Baradi), был задуман как покои ядавской принцессы, позднее его использовал император Шах Джахан во время своих посещений Даулатабада. Вид с плоской крыши этого здания превосходен. Обратите внимание на надгробия, как бы прилепленные к основанию голых коричневатых холмов на востоке, и планировку улиц старого города внизу, едва различимую через покрытую булыжниками пустошь возле Джами Масджида. Еще более впечатляющую панораму местности можно увидеть со смотровой башни, взгромоздившейся на вершине холма, где вы найдете еще одну старую пушку (“Творец Штормов”) и древнюю каменную пещеру, служившую в период Могольского правления прибежищем прославленному индуистскому отшельнику.

    Кхулдабад (Рауза)

    Как только силуэт крепости Даулатабад растворится в дымке горизонта, дорога Эллора -Аурангабад поднимается на выжженную солнцем скалу Пипал Гхат(Peepal Ghat). Кхаулдабад (Khauldabad), примостившися на этой седловине, в 22-х км от Аурангабада и в 5 км от пещер, также известный как Рауза (Rauza), это старинный укрепленный город, знаменитый своим невиданным количеством полуразрушенных куполообразных надгробных памятников. Среди мусульманских нотаблей, считавших себя достойными клочка земли на этом самом почитаемом погосте (“Кхаулдабад” значит “Небесное пристанище”), был и император Аурангзеб, и несколько низамов, и лучшие из отцов-основателей суфийской секты чисти, семиста мистиков-миссионеров, отправленных в 14 в. святым Низам-уд-дин-Аулией (Nizam-ud-din-Aulia), чтобы подготовить местных индусов к вторжению султанов. Мусульманские памятники Раузы не столь впечатляют, как памятники Дели или Агры, но несколько важных реликвий и по сей день тут почитаются. Хотя мелкие мавзолеи на окраине мусульманского города регулярно посещает некоторое количество туристов, а в праздники даже большие толпы, они все равно пустынны и заброшены: их беседки из древних камней, круглые купола, обнесенные каменными оградами, поросли сорняками и служат пастбищем стадам горных козлов.

    Даргах Саида Зайн-уд-дина (Dargah Sayeed Zain-ud-din)

    Кхаулдабад окружен высокими парапетными гранитными стенами с бойницами и семью укрепленными воротами, воздвигнутыми Аурангзебом незадолго до его смерти в 1707 г. Последний из великих Моголов захоронен внутри самого знаменитого святилища-захронения (Dargah) на полпути между Северными и Южными воротами. Супеньки ведут вверх от главной улицы через портик с куполом в тихий дворик, окруженный выбеленными крытыми галереями и минаретами. Гробница Аурангзеба находится под аркой с левой стороны. В духе учения ислама сама гробница чревычайно скромна, она украшена лишь лепестками свежих цветов, разбрасываемыми посетителями, открытая всем стихиям, вместо того, чтобы быть защищенной каменным помещением. Благочестивый император настоял на том, чтобы ее оплатили не из царских сундуков (государственной казны) а из денег, который он накопил в последние годы, продавая белые стеганые тюбетейки собственного изготовления. Перфорированная ширма и стены, окружающие ныне это место, были построены значительно позднее вице-королем Британии, лордом Керзоном и низамом Хайдерабада.

    Аурангзеб выбрал это место в качестве своего последнего пристанища прежде всего из-за соседства с гробницей Саида Зайн-уд-дина. Мавзолей этого мусульманского святого (пира), четырехугольный дворик, отделяющий гробницу Аурангзеба от гробницы его жены и второго сына, Азам Шаха. Ее двери богато инкрустированы серебряными, латунными и медными пластинками, тогда как ступени, ведущие к ней, украшены гладко отполированными полудрагоценными камнями, принесенными в дар странствующими мусульманскими аскетами, или факирами, которые некогда посещали ее во время своих паломничеств. Надежно спрятана за маленькой дверью самая ревностно охраняемая реликвия Раузы. Одеяние Пророка показывают публике лишь раз в году, на двенадцатый день мусульманского месяца Раби-ул-Аввал (обычно это бывает в ноябре), когда гробница становится центром праздника, привлекающего толпы верующих со всей Индии.

    Другими строениями в этом даргахе являются миниатюрная мечеть (в западной части главного двора) и Наккар-Кханна (Nakkar Khanna), или Музыкальный Зал, в котором по праздникам и святым датам происходят представления каввали (qawwali).

    Даргах Саида Бурхана-уд-дина

    Напротив гробницы Саида Зайн-уд-дина стоит Даргах Саида Бурхана-уд-дина, миссионера секты чисти, похороненного здесь в 1334 г. Говорят, что рака (усыпальница) содержит волосы из бороды Пророка, которые, когда их ежегодно пересчитывают, чудесным образом увеличиваются в числе. А в конце 14 в., когда недостаток средств не позволял ученикам святого ни содержать себя, ни ухаживать за любимым даргахом, на центральном дворе произошло чудо -- там вдруг выросли два дерева из чистого серебра. В наше время единственный драгоценный металл гробницы находится на панелях, украшающих двери в усыпальницу, хотя за небольшое вознаграждение смотритель покажет на два бугорка на близлежащей панели, где когда-то стояли легендарные деревья, и которые все еще, как считают, изредка выделяют капли серебра.

    Возвращаясь по дороге к пещерам Эллоры, вы проедете мимо одной из редких в Раузе пустых гробниц. Сделанный по заказу иностранного посла, заболевшего в этих местах в 18 в., сей скромный мавзолей никогда не был заселен. Вскоре после окончания работ по его сооружению дипломат выздоровел от своей предположительно неизлечимой болезни и вернулся в Персию, где он в конце концов умер, чем обрек свою гробницу на этом тихом западном склоне горного хребта на вечную праздность.